Лента новостей
2017.4.27
15:59

В результате авиаудара по Идлибу погибли 16 гражданских

15:47

Одна из украинских компаний продавала на оккупированную территорию российское программное обеспечение

15:30

В Черном море столкнулись два российских судна

15:12

Экс-чиновник Шейбут причастен к финансированию "ДНР", - СБУ

14:54

Антикоррупционные прокуроры не исключают новых допросов Насирова

14:37

ЕС поможет реформировать 20 отделений полиции трех областей

14:20

Суд отказался удовлетворить иск Полозова на незаконные действия следователя ФСБ

14:03

Суд продлил Насирову меру пресечения на два месяца

13:45

Сообщили о подозрении задержанному, который хотел продать раритетное издание "Апостол"

13:27

Европарламент оценил убытки от фиктивных помощников Ле Пен в 5 млн евро

13:10

За сутки в зоне АТО погиб один военный, шестеро получили ранения

12:53

За поставки электричества в "ЛНР" заплатят российские потребители

12:36

В Германии по подозрению в терроризме задержали солдата бундесвера

12:18

"Газпром" увеличил сумму иска требований к "Нафтогазу" до $37 млрд

12:00

Совет Европы признали Россию и Иран странами, злоупотребляющими "красными сообщениями" Интерпола

11:43

Вместо уволенного судьи по делу Януковича уже назначили другого

11:26

Еврокомиссия предложила унифицированные стандарты социальной защиты для всех стран Евросоюза

11:09

Порошенко уволил посла Украины в Кыргызстане

10:51

ВСУ готовы к введению военного положения, - Минобороны

10:34

Суд продолжил рассмотрение ходатайства о продлении меры пресечения Насирову

Экономика
2016.12.24, 14.18
01
Олег Устенко

Выдержать дефицит в рамках 3% ВВП будет крайне сложно

О принятом бюджете на 2017 год – в комментарии экономического эксперта Олега Устенко.

 

Мне кажется, там есть большое количество рисков. Но с позитивной точки зрения есть то, что пытаются уменьшить его дефицит до 3% ВВП, что является серьезным прогрессом. Например, в 2014 году дефицит превышал отметку в 10% ВВП.

 

Но вместе с этим, я отметил бы следующие риски: прежде всего, то, что касается доходной части государственного бюджета. У меня вызывает колоссальные сомнения возможность получения 17 млрд гривен от приватизации, потому что надо не забывать, что в этом году план объема поступлений от приватизации выполнен меньше, чем на 1%. Какие основания для нашей уверенности в том, что приватизация пройдет так успешно, как представляется сейчас в воображении украинских депутатов, проголосовавших за этот бюджет и украинского правительства, разработавшего этот бюджет? Особенно учитывая то, что мы не провели приватизацию ОПЗ. Как мы можем быть уверены в том, что мы получим вот такие суммы от приватизации? Второе, у меня есть серьезные опасения с поисками «сокровищ» прежнего «режима» в объеме 10 млрд гривен. Какие основания считать, что мы получим эти деньги, особенно учитывая то, что в 2015 и 2016 годах мы этих денег не получили. Даже если мы получим эти деньги, у меня есть принципиальные сомнения в правильности подхода того, что эти деньги заложены в доходную часть государственного бюджета. Я бы предпочел их использование в виде своеобразной бонусной программы. Если Украина получит эти деньги, то было бы неплохо пустить их не на текущие расходы, а пустить их на погашение тех долгов, которые есть в Украине, и которые, совершенно очевидно, находятся на зашкаливающей планке и превышают отметку в 90% ВВП. А это означает, что только 5% ВВП мы тратим только на обслуживание наших внутренних и внешних государственных долгов.  Поэтому было бы целесообразно не пытаться перевесить эти долги на будущее поколение, а все-таки как-то рассчитываться самим по тем долгам, что были сделаны ранее.

 

У меня есть серьезные опасения в плане доходной части государственного бюджета по части акцизов. Резкое их увеличение отнюдь не означает, что так же и в той же пропорции будут получены доходы от них в государственный бюджет. Особенно учитывая высокий уровень теневого сектора экономики, и учитывая высокий уровень коррупционной составляющей украинской экономики, который находится на 130 позиции из 167 вообще, которые рейтингуются Transparency International в их индексе восприятия коррупции. Поэтому здесь у меня тоже есть серьезные опасения, связанные с тем, что увеличение акцизов поможет увеличить только контрафакт, а кроме контрафакта оно откроет также контрабандные каналы поставок алкоголя, табака и горюче-смазочных материалов.

 

Что касается расходной части государственного бюджета, то тут надо понимать, почему такие жесткие баталии были именно вокруг этой части бюджета. Они традиционно в Украине жесткие, но вокруг этого были особенно. Потому что у нас фактически выросли затраты, которые делает государство, и с негативной точки зрения, больше, чем в прошлом году, будет перераспределяться средств через государственный бюджет. То есть, с одной стороны, декларирование того, что роль государства уменьшается - в реальности, по этому бюджетному документу, я не вижу. Я вижу, что большая, по сравнению с прошлым годом, часть средств будет перераспределяться через государственный бюджет. Что, в общем-то, закономерно.

 

Если посмотреть на самую большую дыру, которая есть в государственном бюджете Украины в 2017 году, то это Пенсионный фонд. Фонд, который покажет в этом году дефицит в 6,4% ВВП, что по любым меркам является абсолютно неустойчивым и ненормальным состоянием, скорее всего, будет иметь тенденцию к увеличению в следующем году. Потому, что при соотношении, которое сейчас есть (один работающий содержит 1,2 пенсионера) это абсолютно очевидно неустойчивый уровень, и нет никаких оснований предполагать, что в следующем году ситуация улучшится в плане отсутствия таких активных миграционных потоков, как на протяжении 2014 – 2015 годов. У меня нет оснований предполагать, что демографическая ситуация вдруг улучшится и поэтому я считаю, что дырка в бюджете может даже увеличиться по сравнению с текущим годом, а это крайне опасно.

 

Я бы добавил сюда еще один момент… большая дыра, которая еще у нас есть – это обслуживание наших уже имеющихся долговых обязательств. Они настолько велики, что мы тратим больше, чем 5% нашего ВВП на их обслуживание, и заметьте, что совсем недавно нам удалось стать счастливыми обладателями объекта, который нам был совсем не нужен – ПриватБанка. Так, мы довесили в объем нашего долга 5,5 млрд долларов, что для страны, которая на протяжении 2016 года произвела около 90 млрд долларов, это серьезнейшая нагрузка за наши собственные деньги. 

 

Еще одна серьезная статья затрат, которая объективно у нас должна быть – это расходы на оборону и силовой блок, и это опять-таки 5% ВВП. И мы опять легко придем к мысли, что при ограниченном ресурсе и таких фиксированных больших затратах на Пенсионный фонд, на обслуживание внешнего долга и обязательных платежах, которые надо нести стране, находящейся в состоянии военных действий, остальная часть, очевидно, должна была быть меньшей. Вот поэтому конкурентная борьба за ресурс просто должна была увеличиться.

 

У меня есть серьезные опасения, связанные с увеличением средней заработной платы до 3200 гривен. Я совсем не против, чтобы украинское население жило лучше. Но для того, чтобы жить лучше, надо как минимум попытаться правильно запустить экономику. Модель роста украинской экономики в старой системе координат, когда молятся на состояние внешних товарных рынков металла, химии и зерна – она, очевидно, себя не оправдывает и молиться можно сколько угодно, но такая ориентация экономики не даст возможности расти больше чем 1-3% в год. Это показывает мировая практика. Получается, что эти 3200, которые заложены в бюджет, мало того, что дают дополнительный рост расходов государственного бюджета, боюсь, что могут не оправдаться надежды, связанные с возможностью получения дополнительных доходов от частного сектора. Понимаю, что дополнительный чек для украинского частого сектора может быть около 10 млрд гривен. Вроде и не такая катастрофически большая величина, но нужно понимать, что эти деньги будут прежде всего сосредоточены на секторе малого бизнеса. И у меня нет каких-либо серьезных оснований предположить, что этот сектор будет больше платить именно в государственный бюджет, а не предпочтет две альтернативы – или уволить работника, либо еще больше уйти в тень, что точно не будет играть на руку доходной части государственного бюджета. Поэтому здесь у меня тоже есть серьезные опасения, связанные с такими рисками.

 

Ну и в итоге, если не будет выполнена доходная часть государственного бюджета, а расходная часть окажется больше, чем подъемная величина для нас, то что будет с дефицитом? Поэтому я считаю, что выдержать дефицит в рамках 3% ВВП будет крайне сложно. Даже если удастся, то каким образом он будет финансироваться? Никто не придумал ничего нового, как финансировать дефицит государственного бюджета за счет двух основных направлений – печатания денег, что не является реальной возможностью для Украины, потому что может повлечь за собой дальнейшее ухудшение жизненного уровня населения (а оно само по себе не проходит и вызывает дополнительное социальное напряжение в обществе и различные политические катаклизмы, что крайне нежелательно для украинского политического класса), а вторая возможная альтернатива – заимствование. Но возникает вопрос, а стоит ли заимствовать, если у нас и без того долговая нагрузка превышает отметку в 90% ВВП, что бесконечно много для такой страны, как Украина, учитывая стоимость обслуживания этого долга. Мы-то не занимаем, как США, под 1% годовых, мы платим от 5 до8% годовых. Даже если мы согласны идти на увеличение долга, в надежде, что экономика потом начнет нормально работать и ситуация улучшится, то тут возникает вопрос, связанный с тем, что если мы будем пытаться одалживать, то где? Для того, чтобы одалживать за не очень дорого, нужно продолжать сотрудничество с МВФ – эта институция позволяет нам получать заимствования под 3% годовых. Вторая альтернатива, которую, как я понимаю, все больше пытается рассматривать Министерство финансов, - это заимствование на внешних рынках капитала. На мой взгляд, это серьезная опасность, потому что заимствования на внешних рынках капитала означает получение долгов под 8% годовых, а это крайне нежелательный сценарий для бедной и обремененной долгами страны.

 

Единственный способ попытаться выжить и изменить ход истории – проводить структурные реформы для того, чтобы улучшить качество бизнес-климата в стране. А это будет означать возможность получать притоки инвестиций не в 4 млрд долларов, как в этом году (из которых львиная доля пошла в украинский банковский сектор, а не в сектор экономики), а пытаться получать инвестиции в объемах от 10 млрд долларов в год, а это значит обеспечивать экономический рост от 5% в год с возможность изменить ход истории, изменить модель роста и прийти к инвестиционному росту. 

 

Фото: shutterstock

Replika

Олег Устенко, бюджет - 2017, Государственный бюджет Украины,

comments powered by Disqus